я

ИЩУ СИДЕЛКУ С ПРОЖИВАНИЕМ К УМСТВЕННО ОТСТАЛОМУ МУЖЧИНЕ 64 ЛЕТ

Моему родственнику нужна женщина-сиделка с проживанием на полную неделю. В Санкт-Петербурге. Мужчина с болезнью дауна — умственная отсталость. Ведет себя как маленький ребенок. Тихий, спокойный. Ночью лежит на кровати, днем сидит за столом.

Сиделке предоставляется отдельная комната. Медицинское образование не нужно. С 3 августа 2019 года примерно на три месяца, возможно и дольше. С сиделками он живет уже около 7 лет.

За подробностями пишите мне, Вадиму Драпкину, в личные сообщения.

Буду признателен вам, если вы переопубликуете этот пост.

божница

Итоги. Спасибо за всё.

За время, проведенное в ЖЖ, я много чего узнал о себе. Одно из важнейших открытий - мозаичность сознания. Когда соседствуют  вполне экзотические знания и вместе с тем  незнание общеизвестного. Должно быть это иногда создавало неудобства моим собеседникам. Хочу извиниться за это.

И поблагодарить моих читателей за откровенность. Иногда испытывал некоторую растерянность, узнав, что меня считают русофобом или мизантропом, другие считали, что у меня есть способность работать с контекстом и к полемикам. В любом случае было интересно посмотреть на себя другими глазами.

Моя жизнь вполне соответсвует моему мозаичному (фрагментарному) сознанию. Этих жизней  как бы несколько.

Детство, о котором я практически не вспоминаю, хотя как-то вывешивал характерное фото о нем.
ноябрь 13 053

Потом жизнь и учеба в школе-интернате.

Учеба на юрфаке ЛГУ им. А.А.Жданова.

Работа в прокуратуре, суде, а потом вторым секретарем горкома комсомола.

Воцерковление.

Уход во внутреннюю эмиграцию. Килограммы дневников.

И вот уже несколько лет этот журнал.

И всё это очень разные миры, разный опыт, разные жизни. Они конечно как-то связаны, хотя и не всегда бывает понятно как именно.

Эту виртуальную жизнь тоже можно считать прожитой. С властью разобрался, с обществом тоже (см. предыдущие постинги), а передо мной во весь рост встала проблема физического выживания. Юридическая карьера не сложилась, хождение во власть никаких дивидендов не принесло, способностям, если они и были, не сумел найти достойного применения, тем более оплачиваемого, пенсию не заработал, здоровье не сохранил,  выживать далее на пенсию жены (порядка 80 долларов в месяц) решительно невозможно.

Так что следующая моя жизнь по всей вероятности будет о хлебе насущном.

Журнал пока оставлю как память.

Спасибо, что помогли мне прожить эту жизнь, друзья.
божница

Итоги 2. Мы.

Если власть:

1. Имеет как правило решающее значение в нашей жизни
2. Сакральна
3. Имеет огромный хор подпевал
4. Не выносит мыслящих свою жизнь независимой от неё
5. Кардинально вмешивается в отношения между людьми во всех сферах
6.Считает своим главным врагом свободу

то общество вольно или нет ей соответствует.

1. Общество почти ни на что в нашей жизни не влияет
2. Общество по сути не имеет собственной легитимности и субъектности
3. Едва ли не все общественные структуры так или иначе прогусударственные
4. У нас практически нет признанных общественных авторитетов
5. Мы дико разобщены. Власть ежедневно из года в год старается посеять в нас недоверие друг к другу
6. Свободные люди в нашей стране являются редкостью. Свобода означает как правило гарантированные проблемы её обладателям.

Это объективное положение вещей. С этим невозможно не считаться. Государство тут же берется опекать любую значимую общественную инициативу, выхолащивая её суть. Будь это благотворительность,  или акция памяти "Бессмертный полк", или что другое.

В итоге из общества уходит сама жизнь, мы превращаемся в страну мертвецов.
божница

Итоги.

Смотрю на свой журнал и удивляюсь. Сравнительно немного меток, тегов и среди них абсолютный лидер "власть и мы" - 243 записи на данный момент.
Многие из которых я как-то от  греха подальше убрал под замок.

В лидерах также "вера христианская" - 72 метки
"гражданская война" - 69 меток
"фашизм" - 51 метка
"жизнь" - 37 меток

Это наводит на размышления.

1. Власть занимает в моей жизни колоссальное значение. И по всей видимости не только в моей. Особенность тоталитарных режимов в том и заключается, что власть оказывается в нашей  жизни абслютно везде, отпределяя длину волос твоей стрижки и форму кружевов твоего нижнего белья.
Сейчас мы возможно отстали немного от Северной Корее, хотя я и не уверен, поскольку мы не знаем планов нашей власти на нажи жизни.

2. Власть в России традиционно сакральна.И обеспечивается силой, (а не правдой, как в известном фильме говорят).
У  кого сила, у того и власть. У кого власть, тот и хозяин не только "земли русской", но и каждой души, живущей в стране.
При всех минусах есть в ней и бесспорные плюсы. Это вполне жизнеспособная форма существования, что доказано опять же веками.
Сакральность власти признается народом. Власть сакральна - это значит свята. Неважно, что вождем в тот или иной момент оказываются жесточайшие маньяки. Тут нет противоречия в народном сознании. Ну да, чрезмерное явление силы. Может и плохо, но куда хуже мягкость. Вот таких правителей страна отвергала, ибо мягкотелость правителя ставила под угрозу саму сакральную власть.

Для народа разговоры о нелегитимности или нелегальности Путина как президента в лучшем случае ничего не значат. А в худшем вполне себе повод  проломить голову пусть даже только в мыслях  посягающему на святое, на власть.

Это значит что российская либерально-демократическая оппозиция в обозримом будущем обречена на жестокое поражение.

3. Власть поддерживает идею своей сакральности.  А вместе с ней эту идею пропагандируют так или иначе практически ВСЕ существующие институты как государственные, так и прочие.  Церковь, партии, профсоюзы, общественные организации. Само собой СМИ", работники культуры" и т.д.

4. Кто не с властью, даже мысленно, тому можно лишь посочувствовать.

5. Самое печальное заключается во вмешательстве власти в личные человеческие отношения. Когда ты не можешь помочь куском хлеба своему соседу, потому что он объявлен врагом народа и любое проявление человечности по отношению к нему расценивается как антигосударственная деятельность. У нас и сейчас люди часто не пользуются правом не свидетельствовать против себя или своих близких. Как бы власть не рассердить этим. Особенно если эта власть предстает в виде работника известных органов с репутацией садиста.

6. Антиподом сакральной власти является свобода. Потому с ней в России всегда  проблемы.
божница

Всё что нужно знать о нашем народе. (18+)

RU

Колымский трамвай

«Колымский трамвай» — это такой трамвай, попав под который, бывает-случается, останешься в живых.

Поговорка колымских заключенных
https://bessmertnybarak.ru/article/kolymskiy_tramvay/

Церковь Сталина?..

МЫ - ЦЕРКОВЬ СТАЛИНА
Если бы Сталин в 1943 году принял решение загнобить не живоцерковников, а сергиан, то у нас была бы сейчас женатая иерархия, второбрачные священники, русская литургия, престол посреди храма и новый стиль. И мы не имели бы вокруг себя в Эсесесере, да и сейчас, никакой другой Церкви. И ходили бы туда, и крестились бы там, и венчались, и рукополагались, и отпевались. И это бы и называлось у нас Православие. Потому что Сталин бы так решил.
Но Сталин решил иначе. Он загнобил живоцерковников и создал Церковь сергианскую. Теперь у нас все ровно так, как есть. И это все, как оно есть, мы называем Православие.
При любом раскладе спаситель Православия - Сталин.
Нет, конечно, мы говорим: Бог.
Мы верим, что Бог.
Но и Сталин.
Мы отдаем должное Константину.
Мы отдаем должное Феодосию.
Мы отдаем должное Юстиниану.
И Сталину.
Он автор и отец Русской Православной Церкви ее извода одна тысяча девятьсот сорок третьего года, которой мы есть продолжение. Collapse )
божница

У каждого своя война.

Кажется у меня был уже такой пост.
Интернет утомляет, периодически появляется желание вырваться из его цепких объятий. Поэтому более точно моим нынешним мыслям соответствует другая фраза:

У КАЖДОГО СВОЯ ТЮРЬМА.

Некоторым даже удается вырваться на волю, как вот в этой удивительной истории:

https://synchrozeta.livejournal.com/109941.html

вторая

Уж очень большая и холодная страна

Я, к сожалению, очень небрежно отношусь к некоторым вопросам, за что постоянно себя корю, но поделать с этим ничего не могу из-за лени и разгильдяйства. В частности, в тех постоянных информационных потоках, которые пропускаю через себя, нередко встречаются артефакты, которые надо бы зафиксировать и отметить, и я сам себе даю задание, вот, вечером сяду, найду источник, запишу, помещу куда-нибудь, где не забуду… Но чаще всего благие намерения кончаются ничем, заматываюсь, забываю, вылетает из головы. А когда и если через какое-то время что-то всплывает и начинаешь понимать, что хорошо бы сослаться и процитировать, то уже не можешь найти, всё провисает в воздухе и становится очень обидно.

Вот и сейчас. Вспомнился один документальный фильм ВВС, попытался раскопать, но ничего не получилось. И всё-таки я раздражение на себя рискну пересилить и попробую пересказать запомнившийся момент, который всплыл по определенному поводу.

В последние месяцы Второй мировой в США то ли были созданы отдельно и специально, то ли перепрофилированы из уже существовавших, но с несколько иными целями, такие особые «подразделения психологической войны» для решения очень конкретной специфической задачи. Группы офицеров, в основном профессиональных психологов, но не только, их, видимо, не полностью хватало, так что, там были и историки, и филологи, и прочие гуманитарии, но все с очень хорошим университетским образованием, ездили по Германии довольно долго, ещё почти год и после победы, и пытались в беседах с людьми выяснить один единственный вопрос. Как удалось такое количество людей сделать участниками и минимум соучастниками гигантского преступления?

Нет, подавляющее большинство не было какими-то абстрактными «профессорами, просто надевшими погоны», это в основном вполне реальные боевые офицеры, многое повидавшие и участвовавшие до того в военных операциях. И если они встречали кого-то в процессе работы, заподозренного ими в злодеяниях, попадавших по каким-то параметрам под соответствующие санкции, то задерживали и передавили иным, занимающимся этим силовым структурам. Но сами ничего не расследовали, а исключительно разговаривали с людьми. Только хотели понять, ничего более.

У нас тоже были специалисты по «психологической войне». Но, насколько мне известно, подобными вопросами они не занимались и не задавались, видимо, им и так всё было на эту тему прекрасно известно и понятно. А во американцы по вечной своей тупости несколько растерянно не врубались, потому, похоже, и пробовали разобраться.

А один из таких офицеров вел дневник. Ещё раз подчеркну, это не те официальные доклады, отчеты и документы, которые по роду своей деятельности он так же, как многие остальные, составлял и отправлял в вышестоящие обобщающие материал инстанции, и которые, думаю, аккуратно хранятся в каких-то архивах, что, несомненно, представляет огромный интерес для исследователей, но я просто не в курсе, есть ли такие академические серьезные исследователи и исследования. А самый обычный и сугубо личный дневник, который только для себя вел офицер с психологическим образованием и боевым опытом.

После войны он демобилизовался, вернулся к работе совсем в иной области, а дневник засунул куда-то в нижний ящик стола и более в публичной деятельности к нему не обращался. Только через несколько лет после его смерти тетрадку нашел сын, прочитал, ему показалось интересным и значимым, передал кому-то из журналистов, на неё в конце концов почти случайно наткнулись документалисты ВВС и решили сделать фильм.

Он, конечно, не совсем документальный. То есть, там очень много хроники военный и послевоенных лет Германии, на фоне которой зачитываются записи из дневника. Но почти половину фильма составляют постановочные реконструкции (о чем постоянно предупреждается зритель) тех диалогов и бесед, которые офицер записывал по свежим следам. И вот одну такую сценку, ещё раз повторю, разыгранную актерами, но по материалам живой реальной записи, я попытаюсь пересказать, как она мне запомнилась.

Немецкая учительница очень почтенного возраста, лет, наверное, под семьдесят. Играет немка, разговор ведется тоже по-немецки, хотя она изначально и предлагает офицеру перейти на английский, если тому удобнее, ей без разницы, она на почти любом европейском говорит почти свободно. Офицер спрашивает, мол, а как вы объясняли происходящее, его смысл и необходимость вашим ученикам? Она даже в некотором недоумении: «А что там, собственно было особо объяснять, и так всё предельно ясно и наглядно. Мы с англичанами совершенно не хотели враждовать, и фюрер всегда говорил о своем уважении к Британской империи, часто даже ставил ей в пример и многократно предлагал им мир и дружбу. А они всё отвергли и объявили нам войну. Пришлось защищаться».

«А Польша?» «Ну, и что Польша? Они нас постоянно и нагло провоцировали, мы в конце концов просто не могли не ответить силой, это и Сталин признал, очень достойно и вовремя нам помог». «Франция тоже?» «Да, с французами вообще нет никаких сомнений. Они нас всегда ненавидели. Что сделали с Германией после прошлой войны? Унизили и разграбили, мечтали и вовсе уничтожить. Получили по заслугам и справедливости, тут каждому было предельно ясно. И малейших вопросов не возникало». «Россия тоже?» «Нет, вот, наверное, с Россией это всё-таки была некоторая ошибка. Уж очень большая и холодная страна. Но там, видимо, просто выхода иного не было, как ни крути, а она тоже входила в кольцо окружавших нас врагов». «То есть, весь мир состоял из окружавших врагов?» «Нет, всё же не весь, ведь у нас тоже были союзники, но непосредственное окружение в основном, несомненно, да, было абсолютно враждебным и ненавидело немецкий народ. Естественно, мы должны были защищаться».

Так продолжается ещё довольно долго, но смысл, думаю, вполне понятен, ничего принципиально нового не говорится, после чего происходит несколько удивившая меня сцена. И, если бы киношники не клялись в правдивости и не были бы из ВВС, которую я уважаю, если бы не ссылались на конкретные дневники и плюс если бы не моя уверенность, что у их автора не было никаких причин врать или фантазировать, я решил бы, что это неловкая придумка сценаристов. Офицер объявляет беседу законченной, прощается с учительницей, та встаёт и вдруг говорит: «Большое спасибо, что выслушали меня столь внимательно и уважительно, разрешите напоследок дружески пожать вам руку».

Тот не шевелится, даже не пытается хоть на сантиметр оторвать задницу от стула перед стоящей напротив старой женщиной, только отвечает после короткой паузы: «Нет, я из всегда окружающих вас врагов».

И ещё мне запомнилась одна фраза из дневника, почти уже в финале фильма, опять же, к сожалению, привожу не точную цитату, но уверен, что достаточно близко к оригиналу:

«Я ходил в атаки на пляжах и терял товарищей. Я был в Майданеке и Освенциме, во многих немецких концлагерях, особенно, так получилось, для советских военнопленных. Я ездил по деревням и селам, где в большинстве сараев у крестьян содержались славянские рабы. Я постоянно передвигался по стране полной убийц, но ни разу не встретил человека, который считал бы себя виновным. У каждого было оправдание и полная уверенность в этой своей правоте. Буквального у каждого, без исключения. Я не знаю, что с этим делать и возможно ли вообще что-то делать».

И только не надо никаких тупых аналогий. Это пошло и наивно. Ничто ни с чем не сравнимо и пытаться извлечь из чего-то какие-то уроки совершенно бесполезно и бессмысленно. Хотя, конечно, обидно, что я тогда не записал, а теперь не смог найти того фильма. Его как раз пересмотреть вполне стоило бы. Но и тут ничего страшного или исключительного. Подобного материала сколько угодно. А толку-то…